Об этом думал Заратустра

Аватар пользователя матеман

Место действия:

Парагвай, 250 километров от Асунсьона, департамент Сан-Педро, окрестности Такуати, колония Новая Германия.

Время: 1886-2012 гг.

Действующие персонажи:

Элизабет Ницше

Итак как следует из официальной биографии, сестра Фридриха Ницше, Элизабет Ницше, вышла замуж за антисемитского идеолога Бернарда Фёрстера, который решил уехать в Новый Свет(Аргентину или Парагвай), чтобы там со своими единомышленниками организовать немецкую колонию Nueva Germania. Элизабет уезжает вместе с ним в 1886 году в Асунсьон, но вскоре из-за финансовых проблем Бернард кончает жизнь самоубийством и Элизабет приходится вернуться в Германию.

Некоторое время Фридрих Ницше был в напряженных отношениях с сестрой, но к концу жизни нужда в заботе о себе, заставила великого философа, восстановить отношения с ней.

После кончины Фридриха, Элизабет Фёрстер-Ницше стала полноправной распорядительницей его литературного наследства. Она издавала книги брата в собственной редакции, а для многих материалов не давала разрешение на публикацию. Так, «Воля к власти» была в плане работ Ницше, но в силу жизненных обстоятельств, она так и не была закончена. Элизабет издала этот труд на основании отредактированных ею черновиков. И разумеется, изъяла все ремарки брата касательно его отрицательного отношения к родной сестре. То есть к ней...

Подготовленное Элизабет двадцатитомное собрание сочинений Ницше являлось эталоном для переизданий до середины XX века. Только в 1967 году итальянские учёные опубликовали, без искажений, ранее недоступные работы. 

В 1930 году Элизабет стала убежденной сторонницей нацистов. В 1934 году она добилась того, что Гитлер трижды посетил созданный ею музей-архив Ницше. Фюрер сфотографировался почтительно смотрящим на бюст Ницше и объявил музей-архив центром национал-социалистической идеологии. Экземпляр книги «Так говорил Заратустра» вместе с «Майн Кампф» и «Мифом двадцатого века» Розенберга, были торжественно положены вместе в склеп Гинденбурга. Гитлер назначил Элизабет пожизненную пенсию за заслуги перед отечеством...

Германо-парагвайцы

Побывавший в начале нулевых  в Новой Германии, охотник за беглыми нацистами, американский журналист Грэм Вуд, так описывает быт этих необычных парагвайцев:

" Грязный пластиковый стул перед лачугой. На нем Вильгельм Фишер, без рубашки, между глотками терере отмахивается от мух. Вилли - немецкий колонист в третьем поколении. В разговоре он хвастается своим совершенным немецким и собственноручно очищенным от джунглей пастбищем, на котором пасутся коровы. Пастбище огороженно столбами и колючей проволокой. Рядом, пара внушительных размеров собак. Так спокойнее, поясняет Вилли, наклоняется к своей дочери Берте и что-то говорит ей на смеси испанского и гуарани. Ее мать и его жена, Делия Домингес - чистокровная индеанка".

Предки Фишера, приехали сюда в числе первых колонистов, поддавшись на уговоры Фёрстера и его жены Элизабет. Эта парочка всерьез верила в реальность "мирового заговора сионистов" и избрала в качестве "будущего арийского ковчега" парагвайскую землю. Разделить их замысел решилось еще четырнадцать немецких семей. Ярый "мальтузианец" Ферстер и не помышлял о трудностях жизни в джунглях, среди, далеко не всегда дружественных индейцев и неизбывных туч разнообразных насекомых. Именно здесь, в девственной сельве Нового Света, "хранителям белой расы" надлежало блюсти высокую культуру "ариев". Это было "свидание вслепую" и закончилось оно, в общем печально. Несколько человек умерли от болезней в первые же годы. Элизабет вернулась в Германию. А ее супруг в 1889 году, проглотив лошадиную дозу стрихнина, кончил свой жизненный путь в грязном гостиничном номере, в одном из пригородов Асунсьона. Много позже Гитлер, как большой поклонник "творчества" Ферстера, приказал доставить на его могилу, землю из Германии.

"Новая Германия" за последних сто лет потеряла большее количество своих жителей, чем остальные немецкие колонии в Парагвае. Кто-то умер от болезней, кто-то погиб на фронтах второй мировой войны, кто-то уехал. Еще больше немцев ассимилировались в местную среду, выучили испанский и гуарани. И теперь, как и обычные парагвайские крестьяне растят маниоку, йерба мате и разводят домашний скот.

Так сеньор Нойман, владелец единственного в поселении ресторанчика, языком далеких предков не владеет и знать не знает ничего об Октоберфесте.

Грэм Вуд, шедший по возможному следу Йозефа Менгеле удивлялся этой странной раздвоенности в сознании германо-парагвайцев. Обязательная дань традициям далекого Фатерлянда причудливым образом уживается с парагвайской реальностью, рождая очень колоритные образы, такие как семья Вилли Фишера:

"Делия прихлебывает терере Вилли, когда тот рассказывает о порядках в Новой Германии.

  - Мы встретились еще в школе. Хотя здесь, среди некоторых семей, подобное до сих пор не приветствуется. Кое-кто и сейчас называет индейцев животными. Но мы любим друг-друга.

Вилли всерьез гордится тем, что его Делия первая гуарани в колонии, говорящая по-немецки, а их дочь Берта разговаривает со своей куклой и вовсе на трех языках - испанском, гуарани и немецком. Делия пытается доказать свою "немецкость". Говорит, что умеет готовить блюда из немецкой кухни, хотя и не слышала о шницеле. Ей "нравится слушать" Вагнера и немецкое диско. И все-таки больше всего ее беспокоит нищета. Несколько лет назад Фишеры пытались уехать в Германию, но чиновников в посольстве, чем-то не устроили их документы..."

Доктор Дэвид Вудард

Было бы странно, если бы такое своеобразное поселение, не привлекало к себе, столь же своеобразный контингент из числа разношерстных искателей истины. В данном случае, даже глубокая провинциальность Новой Германии - это не более чем одна из вполне решаемых трудностей на географическом пути. Ну, а исторический "ницшеанский" фактор, только помогает успешно реализовать данное стремление.

В 2003 году, широко известный в определенных кругах композитор и художник Дэвид Вудард, объявил о своем культурно-экономическом проекте, направленном на развитие Новой Германии. Для лиц, мало знакомых с личностью Вударда, официальное коммюнике звучало весьма впечатляюще:

"Доктор Дэвид Вудард, композитор и члена городского совета калифорнийского Джунипер Хиллз, заявил о начале благотворительного проекта по восстановлению экономики региона поселения  Новая Германия. Композитор создал официальный сайт и написал гимн под названием "Наши Джунгли - Святая Земля". Дэвид Вудард, планирует создать на территории Новой Германии, завод по производству "Dream Machine". По его мнению, это в корне, в лучшую сторону изменит жизнь региона. Кроме этого, в содружестве с местным отделением общепарагвайского крестьянского движения "Кампесинос", Вудард собирается наладить производство марки йерба мате "Elizbeth Nietzsche's". О поддержке начинаний Дэвида Вударда уже заявили президент Парагвая Дон Никанор Дуарте Фрутос, Институт Гете(Лос-Анджелес, США), посольство КНДР в Республике Парагвай и лично вице-президент США, Дик Чейни"

На самом же деле, многое если не все, что касалось этого проекта, являлось хорошо продуманной провокацией, придуманной и вполне успешно реализованной Дэвидом Вудардом и его другом, известным швейцарским писателем Кристианом Крахтом.  

Итак, мозг этого проекта американец Вудард известен в интеллектульной среде, прежде всего, как создатель "Машины Сна" - светового прибора вызывающего галлюцинации и популярного среди рокеров, художников, писателей. Ею пользовались (пользуются?) Уильям Берроуз, Игги Поп, Курт Кобэйн и многие другие деятели современной поп-культуры. По слухам, далеко не последнюю роль в гибели лидера "Нирваны", сыграла именно вудардская "Dream Machine". 

Решившись на "полевые антропологические исследования" в парагвайских джунглях Вудард и Крахт подошли к задумке, мягко говоря, без излишнего формализма. Приезд "ученых" в Новую Германию вдохновил тамошних жителей на коренное изменение своей жизни. Провинциалам и в голову не пришло, что они стали жертвами культурологических "приколов" заезжих звезд на тему "Новая Германия - неудача евгеники в парагвайских джунглях". И пока некоторое количество интересующихся подобными "приколами" дружно потешались над текстом коммюнике, на общих собраниях жителей поселения Вудард с видом заезжего Мессии обещал светлое и безоблачное, а главное скорое счастье  для новогерманийцев...

Справедливости ради стоит отметить, что чудаковатый американец, в меру сил попытался добавить этому проекту толику серьезности. Так его членство в совете Джунипер Хиллз было использовано для публичного заявления о "побратимости" калифорнийского города с "арийским анклавом". Однако, как только в США стало известно об этом факте, Вудард был выведен из состава мэрии и в дальнейшем совет стал максимально дистанцироваться от этой идеи...

Через некоторое время и в Новой Германии поняли с кем имеют дело и быстро свернули "сотрудничество" с эксцентричным янки.

Дмитрий Киселев / Ecomate.Ru / Mateman.Ru
фото: modocom.de / The Atlantic

реклама

  •  


Главная вверх