Сирийский вопрос

Аватар пользователя матеман

В конце января в аргентинской Ля Насьон появился репортаж мексиканского журналиста Темориса Греко, по следам его сирийской коммандировки. Эта статья была практически сразу синхронно растиражирована большинством самых заметных интернет-изданий Аргентины и касалась, не только и не сколько участников и жертв гражданской войны в Сирии, сколько, до сих пор во многом чудесной для большинства аргентинцев темы «Йерба Мате в Сирии». 

Теморис Греко в своей публикации, кроме прочего, рассказал о том, как сирийские повстанцы в часы затишья употребляли трофейную йербу, добытую ими - с их слов, - из запасов ассадистских офицеров-алавитов. Мексиканец несказанно удивлялся этому факту, однако реальность такова, что несмотря на боевые действия доля экспорта аргентинской йербы в Сирию находится на все том же высоком, семидесятипроцентном рубеже…

Так откуда "растут ноги" у этой традиции?

Привычка употреблять йерба мате получила статус национальной, после возвращения на родину бывших иммигрантов из Аргентины. Многие из сирийцев так и не нашли себя в суровых условиях Мисьонеса того времени. Начало века явилось поворотной вехой в развитии этой провинции. "Зеленый ад", мало-помалу, трудами вчерашних европейцев и азиатов, преващался в удобное для жизни место. Впрочем, повседневные и многолетние тяготы и лишения суждено было вынести далеко не всем. Многие уезжали на родину и в более благополучную Северную Америку.

Те же процессы шли и в сирийской иммигрантской среде, в которой преобладала друзская народность. Кто-то превозмог трудности и успешно осел в Аргентине. Например бывший президент страны Карлос Менем происходит из семьи переселенцев начала века. А кто-то уехав обратно, привнес с собой и то, без чего уже не мог представить свой быт  - Церемонию Йерба Мате.

Но самое интересное, что своеобразный фундамент этой национальной традиции был заложен еще раньше - засчет первой волны иммигранов из Ябруда и Тартуса в период с 1850-1860 год. И в наше время, именно в этих  местах отчетливо видно особое укоренение Культа Йерба Мате.

Хотя, как настоящие ценители йерба мате, сирийцы знают толк в классической церемонии, чаще мате по-сирийски - это "крепкая" и "крепко" приготовленная йерба, стеклянный стаканчик и, как например в случаях с кофе или чаем по-арабски - много сахара или меда в качестве добавки.

Сирия является крупнейшим импортером йерба мате в остальном мире. В год на эту страну приходится около 16 000 тонн аргентинской йербы. Помимо нее, так же импортируется бразильский и паргвайский йерба мате. До недавнего времени  примерно 70% всего завозимого аргентинского йерба мате, приходилось на марку Сruz de Malta. Забавно, но многие простые сирийцы, до сих пор считают, что данный бренд, имеет прямое отношение к Мальте и и ее главной исторической достопримечательности - Мальтийскому Ордену.

В настоящее время, большинство крупных и средних производителей всерьез расчитывают на рынки Сирии, Ливана и Египта. Более того профильный сирийский бизнес, сам перемещается в Аргентину, создавая там совместные предприятия. Так в 2008 году в Андресито, родился проект  El Grupo Kabour. Его целью стал полный цикл производства йерба мате(от посадки до упаковки, на потребу сирийского потребителя) и последующий экспорт в страны Ближнего востока. Начальные инвестиции в предприятие составили порядка 5 млн. долларов.

 

К сожалению не обходится в этой истории без "ложки дегтя". Спрос на йерба мате, на рынках Сирии и соседних стран, порождает серьезную для производителей проблему - неумолимый рост контрафакта. Иногда в упаковку известных аргентинских брендов засыпается некачественная йерба и продается под видом фирменной продукции. Таким образом на ближневосточный рынок выходят "йерба-потомки" " "абибасов и реабуцков"  - Пипорены, Канарии, Матео, другие. Порой следы "реэкспорта" этих "марок" можно проследить вплоть до России. Впрочем, как говорится, это уже совсем другая история...

Дмитрий Киселев / Ecomate.Ru / Mateman.Ru
Фото: La Nacion / Ushuaia.Pl

реклама

  •  


Главная вверх